216.38K

Yuriy Muxin gazeta DYUL otsydil 16 tisyach evro redaktoru gazeti 9 str

1.

ЕСПЧ ПРИСУДИЛ 16 ТЫСЯЧ ЕВРО РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ «ДУЭЛЬ»,
ОСУЖДЁННОМУ ЗА ПУБЛИКАЦИЮ «ЭКСТРЕМИСТСКОГО»
МАТЕРИАЛА. 09.01.2022
https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-prisudil-16-tys-evro-redaktoru-gazetyosuzhdennomu-za-publikatsiyu-ekstremistskogo-materiala/
https://rusexpert.ru/news/pch-pidil-16-tyyach-v-dkt-gzty-dl-zhdm-z-pblikciyuktmitkg-mtil-.html
Признавая прекращение деятельности газеты и уголовное преследование
еѐ главного редактора Юрия Мухина нарушением ст. 10 Конвенции,
Европейский Суд указал на отсутствие в российском законодательстве
чѐтких формулировок, что позволяет широко трактовать определения
экстремизма и экстремистской деятельности.
По мнению одного из адвокатов, ЕСПЧ аргументированно обосновал свои
выводы, найдя баланс между правом и допустимым ограничением прав.
Другой выразил надежду, что решение будет способствовать изменению
российского законодательства в части более детальной и обоснованной
регламентации понятия экстремистской деятельности.
В декабре Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по
делу «Мухин против России» по жалобе главного редактора газеты
«Дуэль» Ю.Мухина, осуждѐнного к лишению свободы за публикацию
авторского материала, признанного экстремистским, см.
здесь: https://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-213867
Спорная публикация обернулась уголовным преследованием редактора
СМИ
В феврале 2006 г. в газете «Дуэль» был опубликован материал под
авторством гражданина Д., озаглавленный «Ты избрал – тебе судить»,
приуроченный к проекту поправок в Конституцию РФ. Газета
распространялась по подписке, а также продавалась в газетных киосках в
различных регионах страны, преимущественно в Москве. Газета
содержала отказ от ответственности за материалы, представленные
авторами. Выпуски также размещались на сайте издания.

2.

20 марта того же года Федеральная служба по надзору за соблюдением
законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного
наследия вынесла в адрес издания предупреждение в соответствии с
Законом о борьбе с экстремизмом, посчитав, что спорный материал
содержит информацию, оправдывающую экстремистскую деятельность
и призывающую к осуществлению экстремистской деятельности для
подрыва национальной безопасности, а также к захвату и узурпации
государственной власти. Впоследствии аналогичное предупреждение было
вынесено в апреле.
Юрий Мухин как управляющий директор НП «Центр независимой
журналистики» и главный редактор газеты «Дуэль» потребовал
пересмотра предупреждений госоргана в судебном порядке в
соответствии с гл. 25 ГПК РФ. В доказательство позиции о том, что
спорная публикация не является экстремистской, он привѐл заключение
лица, имеющего степень доктора политических наук. Пресненский
районный суд г. Москвы решением от 4 июня 2007 г. оставил
предупреждения госоргана в силе, указав, что объѐм судебного пересмотра
официальных предупреждений был связан с установлением их
«процессуальной законности» и не включал оценку того, были ли
оспоренные материалы классифицированы как экстремистские. Решение
устояло в апелляции. Впоследствии решением Замоскворецкого районного
суда от 20 марта 2009 г. материал был признан экстремистским.
Также 4 июля 2006 г. в газете было опубликовано письмо Д., озаглавленное
«О матери». Над текстом Д. Юрий Мухин добавил заголовок «Смерть
России!», что соответствовало заключительной фразе текста автора.
Регулятор СМИ на основании отчѐта лингвистов признал материал
нарушающим Закон о борьбе с экстремизмом и вынес изданию
официальное предупреждение. Далее районный прокурор направил исковое
заявление, требуя, чтобы данный материал классифицировался как
экстремистский. Юрий Мухин, защищавший интересы ответчика,
представил в качестве доказательств мнение доктора филологических
наук, профессора Московского городского педагогического университета
Б., которая пришла к выводу, что лингвистический отчѐт от 9 апреля

3.

2007 г. был основан на неполной информации и содержал неверную оценку
текста с точки зрения разжигания межнациональной розни и призывов к
свержению конституционного режима.
По результатам новой судебной лингвистической экспертизы суд
решением от 24 ноября 2008 г. удовлетворил исковые требования
прокурора. При этом суд отклонил довод ответчика о том, что тексты
были частью более широкого обсуждения и представляли личное мнение Д.
Как указал суд, личные мнения экстремистского содержания не
допускаются российским законодательством. Решение устояло в
апелляции.
В сентябре 2007 г. регулятор СМИ обратился в Замоскворецкий районный
суд г. Москвы с иском о лишении газеты «Дуэль» статуса СМИ и запрете
еѐ распространения. Суд удовлетворил исковые требования, ссылаясь на
ст. 8 и 11 Закона о борьбе с экстремизмом и ст. 4 и 16 Закона о СМИ и
пояснив, что газета получила официальное предупреждение 20 марта 2006
г., однако в течение года снова опубликовала экстремистские материалы;
за первым предупреждением последовало второе 26 апреля 2006 г.
Мосгорсуд оставил решение первой инстанции без изменения.
Кроме того, по факту публикации материала от 4 июля 2006 г. в
отношении Юрия Мухина было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 280
УК РФ. В судебном заседании обвиняемый вину не признал, подчеркнув, что
не намеревался публично призывать к экстремистским действиям, а
выбрал заголовок «Смерть России!», чтобы стимулировать интерес
читателей к этим текстам. Он пояснил, что в тексте Д. обсуждалась
важная общественная проблема еврейского лобби в России и материал
является ответом на предыдущую статью, в которой критиковалась
позиция Д. по данному вопросу. Под спорным заголовком размещались ещѐ
два текста: сообщение читателя, состоящее из цитаты с сайта «Кавказцентра»* (*включѐн в федеральный список экстремистских материалов. –
Прим. ред.) о поддержке Д. чеченских сепаратистов, и ответ Юрия
Мухина читателю о Д.
Добавляя эти два текста, Юрий Мухин хотел предложить читателям

4.

прочитать тексты Д. критически. Он также утверждал, что в тексте
Д. и заголовке «Смерть России!» отсутствовал конкретный адресат и он
потенциально не мог быть призывом к насилию, поскольку никакого
насилия или других пагубных последствий не последовало. Согласно
показаниям свидетелей – докторов филологических наук – оспариваемый
материал не содержал призывов к экстремистской деятельности или
оскорбительных высказываний, а обращал внимание читателя на точку
зрения Д.
В итоге суд признал Юрия Мухина виновным и приговорил к лишению
свободы сроком в два года условно, а также ограничением права занимать
руководящие должности в СМИ в течение двух лет. Апелляционная
инстанция оставила приговор в силе.
Доводы жалобы в Европейский Суд
В жалобе в ЕСПЧ заявитель посчитал привлечение его к уголовной
ответственности нарушением ст. 10 Конвенции о защите прав человека и
основных свобод.
В возражениях на жалобу правительство, ссылаясь на ст. 17 Конвенции,
утверждало, что, как установили национальные суды, материал,
озаглавленный «Ты избрал – тебе судить» и «Смерть России!», а также
некоторые другие статьи, опубликованные в газете «Дуэль», содержали
призывы к насильственному изменению основ конституционного строя
государства и нарушению его территориальной целостности, а также
разжигание межнациональной, религиозной и социальной розни. Подобные
призывы к экстремистской деятельности являются нарушением
общественного порядка и направлены на оскорбление многонационального
народа России.
Юрий Мухин в свою очередь указал, что оценка его действий зависела не
только от содержания спорного текста, но и от его контекста, а также
подчеркнул различие между языком вражды и ролью СМИ в освещении
вопросов, представляющих общественный интерес. Он добавил, что не
одобрил и не поддержал оспариваемый текст, а предоставил другому лицу
возможность высказать своѐ мнение на страницах газеты. В связи с этим

5.

его действия нельзя приравнивать к расистским, антисемитским
высказываниям, противоречащим Конвенции, а осуждѐн он, по сути, за
заявление против государства, мотивированное «его негативным
отношением к существующему общественному и политическому режиму».
При этом заявитель добавил, что его намерение дистанцироваться от Д.
подтверждено заключением психологической экспертизы. Более того, в
конце каждого номера газеты указывалось, что мнение редактора не
обязательно совпадает с мнениями, выраженными в публикациях.
В качестве компенсации морального вреда заявитель требовал 20 тыс.
евро, а также более 46 тыс. швейцарских франков и более 22,7 тыс. евро в
качестве компенсации судебных издержек.
ЕСПЧ признал осуждение редактора и закрытие газеты нарушением
свободы выражения мнения
Рассмотрев жалобу, Европейский Суд заметил, что доводы властей по ст.
17 Конвенции, очевидно, связаны с судебным разбирательством, в котором
спорные публикации были признаны экстремистскими материалами. При
этом в доводах властей не упоминались какие-либо фактические или
правовые вопросы, непосредственно относящиеся к уголовному
преследованию заявителя жалобы.
По мнению Суда, спорный заголовок являлся выбором редакции и должен
быть истолкован как выражение политических взглядов, а не пропаганда
или подстрекательство к насильственным политическим действиям. Это
было абстрактное выражение, а не язык прямого подстрекательства,
предназначенный для осуществления конкретных мероприятий в
отношении определенных лиц или групп, отмечается в постановлении.
Даже если предположить, что заголовок может быть разумно
истолкован как выражение собственной точки зрения заявителя, а не как
резюмирующее письмо Д., это не было сделано в ситуации какого-либо
продолжающегося конфликта, заметил ЕСПЧ, добавив, что уголовное
дело в отношении Юрия Мухина было возбуждено спустя два года после
публикации спорного заголовка. Между тем никаких актов насилия в связи
с письмом Д. зафиксировано не было. Кроме того, национальные суды не
уточнили, какие из основ конституционного режима были поставлены под

6.

угрозу действиями заявителя.
Как указано в постановлении, суд первой инстанции отметил, что текст
Д. содержал призывы к экстремистской деятельности, направленной на
нарушение целостности РФ и разжигание расовой, национальной или
религиозной розни в сочетании с насилием или угрозой насилием. При этом
он опирался на выводы экспертов – лингвистов и психологов. Этот факт
может объяснить, почему при признании заявителя виновным суд, повидимому, сохранил только элементы, относящиеся к национальной
безопасности и насильственному изменению конституционного режима,
отмечается в документе.
ЕСПЧ, ссылаясь на Постановление «Савва Терентьев против России»,
подчеркнул, что положения российского антиэкстремистского
законодательства должны чѐтко определять сферу соответствующих
преступлений во избежание ситуаций, когда уголовное преследование за
совершение таких преступлений становится слишком широким и
выступает предметом злоупотребления через избирательное
правоприменение. Кроме того, по мнению Европейского Суда,
национальные власти не представили конкретных аргументов
относительно законной цели, указанной в п. 2 ст. 10 Конвенции,
преследуемой путем осуждения заявителя по ч. 2 ст. 280 УК, а опирались
только на выводы в отношении того типа «экстремистской
деятельности», к которому призывал текст Д.
Даже если предположить наличие острой социальной потребности во
вмешательстве государства посредством уголовного преследования в
право заявителя на защиту определенных интересов в соответствии с п. 2
ст. 10 Конвенции, не было приведено убедительных аргументов
соразмерности приговора обстоятельствам дела в отношении случая
публикации в газете спорных взглядов другого лица, резюмируется в
постановлении. Также ЕСПЧ добавил, что узкий объѐм судебной оценки
привел к прекращению деятельности газеты. По мнению Суда, действие
этого постановления в соответствии с российским законодательством
несоразмерно повлияло на свободу прессы и участие заявителя в еѐ
реализации.

7.

Таким образом, ЕСПЧ признал нарушение ст. 10 Конвенции и присудил
заявителю компенсацию морального вреда в 10 тыс. евро, а также 6 тыс.
евро в качестве компенсации судебных расходов.
Адвокаты оценили выводы Суда
Комментируя «АГ» постановление, адвокат Центра международной
защиты прав человека Сергей Князькин отметил, что по данному делу
Европейский Суд продолжает придерживаться своей устоявшейся
практики, заявляя, что российское законодательство об экстремизме
достаточно размытое и неопределенное.
«Так, в п. 110 постановления указано: “Суд подчеркнул, что положения
уголовного права, направленные против выражения, возбуждения,
поощрения или оправдания насилия, ненависти или нетерпимости, должны
ясно и чѐтко определить сферу применения соответствующих
преступлений и что эти положения должны быть строго истолкованы,
чтобы избежать ситуации, когда усмотрением государства
преследование в судебном порядке за совершение таких преступлений
становится слишком широким и становится возможным предметом
злоупотребления через избирательное правоприменение (см. “Савва
Терентьев против России” № 10692/09, § 85, от 28 августа 2018 г.)”, –
пояснил он.
– По мнению Суда, лишение свободы в сочетании с запретом заниматься
журналистской деятельностью, особенно на длительный период, за
выступление, даже если оно является преступным, должно
рассматриваться как чрезвычайно суровая мера. В данном случае два года
лишения свободы условно с запретом занимать руководящие должности в
СМИ для главного редактора газеты, который даже не писал текст, – для
европейских норм запредельно жестоко».
Сергей Князькин выразил надежду, что решение ЕСПЧ будет
способствовать изменению российского законодательства в части более
детальной и обоснованной регламентации понятия экстремистской
деятельности, под которое сейчас могут возбудить уголовное дело против

8.

любого неугодного власти журналиста или пикетчика, открыто
выражающего своѐ мнение.
По мнению адвоката проекта «Правовая Инициатива»* (*признана в РФ
НКО, выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.) Рустама
Мацева, Европейский Суд достаточно аргументированно обосновал свои
выводы, найдя «тот самый» баланс между правом и допустимым
ограничением прав.
«Справедливо отмечено отсутствие чѐтких формулировок в
антиэкстремистском законодательстве, позволяющем широко
трактовать определения экстремизма и экстремистской деятельности,
что в целом недопустимо, когда речь идѐт об уголовном преследовании
человека, тем более когда наказание явно непропорционально
предполагаемому нарушению закона, – считает он. – Так, ЕСПЧ полагает,
что российские власти недостаточно аргументировали мотивы
уголовного преследования заявителя, ограничившись лишь вопросом
территориальной целостности и национальной безопасности, в то время
как в случае с вмешательством в право, предусмотренное ст. 10
Конвенции, необходимо было провести анализ и сделать вывод
относительно “подстрекательства к насилию”. Иными словами, если они
не рекомендуют прибегать к насильственным действиям или кровавой
мести, оправдывают совершение террористических преступлений,
преследуя цели своих сторонников, или могут быть истолкованы как
способствующие насилию, выражая глубоко укоренившуюся и
иррациональную ненависть к установленным лицам».
Учитывая установленное ЕСПЧ нарушение наряду с оценкой правовых
последствий для заявителя, назначенная компенсация вполне
соответствует практике Суда, добавил Рустам Мацев. «Сейчас сложно
спрогнозировать, повлечѐт ли данное постановление изменения в
правоприменительной практике, учитывая чувствительность
затрагиваемой проблемы, но будем надеяться, что ещѐ одно
постановление в “копилку” на исполнение перед Советом министров в
перспективе может повлечь корректировку как антиэкстремистского
законодательства, так и подхода национальных судов к рассмотрению

9.

аналогичных обвинений», – заключил он.
Татьяна Кузнецова, «Адвокатская газета».
https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-prisudil-16-ty..
https://hudoc.echr.coe.int/eng#{"itemid":["001-213867"]}
https://www.advgazeta.ru/novosti/espch-prisudil-16-tys-evro-redaktoru-gazetyosuzhdennomu-za-publikatsiyu-ekstremistskogo-materiala/
https://forum-msk.org/material/news/17588563.html
https://rusexpert.ru/news/pch-pidil-16-tyyach-v-dkt-gzty-dl-zhdm-z-pblikciyuktmitkg-mtil-.html
ЕСПЧ присудил россиянину 52 тысячи
евро из за пыток в отделе полиции
https://www.youtube.com/watch?v=-lyVtFJRUIY
English     Русский Правила